Русский язык как иностранный
сайт Михаила Бордюговского
Последние статьи
02.01.2015
КЛИШЕ_ФРАЗЫ_ДИАЛОГИ
01.01.2015
КЛИШЕ_ФРАЗЫ_Ответы // Ответики (:-)))
Все статьи
Последние комментарии
Случайные фотографии
  • <p><strong>Рим. Монте Палатино (апрель 2010)</strong></p>
  • <p><strong>Рим. Форум (апрель 2010) </strong></p>
  • <p><strong>Рим. Монте Палатино (апрель 2010)</strong></p>
  • <p><strong>Рим. Форум (апрель 2010) </strong></p>
  • <p><strong>Рим. Форум (апрель 2010) </strong></p>
  • <p><strong>Рим. Форум (апрель 2010) </strong></p>
  • <p><strong>Рим. Форум (апрель 2010) </strong></p>
  • <p><strong>Рим. Форум (апрель 2010) </strong></p>
  • <p><strong>Рим. Монте Палатино (апрель 2010) </strong></p>
Все фотографии

Мысли и заметки

СУДЬБА 

       Что-то во мне всегда протестовало против абстрактно-фаталистического понимания „судьбы“, вроде того, мол, „Ну, знать, такая у него (у неё) судьба…“; „От судьбы не уйдёшь“, „На роду, видно, ему (ей) написано“ и тому подобные сентенции. Легко объяснить, почему: в таком виде Судьба предстаёт виде чего-то уж слишком осязаемого, персонифицированного , антропоморфного: не то злодеем в чёрном плаще, который без конца строит нам какие-то козни – ведь чаще всего своей судьбой мы недовольны; не то умной, злобной, изобретательной тёткой, чем-то сильно обиженной и за то всем и вся мстящей. – Или вот как в античной мифологии, мойры или парки – они плетут нить жизни человека и прерывают её в заповеданный час. Сфинкс, загадочное божество – здесь уровень абстракции в понимании, представлении Судьбы значительно выше, но и этот образ, как мне кажется, уводит куда-то в сторону. И злодей, и тётенька, и парки-мойры, и Сфинкс – всё выглядит как единый „Центр управления“, где волевым образом принимаются решения, а затем вступают в действие некие тайные силы, отвечающие за их неукоснительное исполнение.  

       А ведь на самом деле нет у Судьбы никакого изначального „образа“ и никакой „жёсткой“ персонификации, она растворена, рассыпана в мельчайших деталях, подробностях, мельчайших жизненных обстоятельствах, на которые едва ли когда обращаешь внимание. Судьба чаще всего незрима и безмолвна; никакие трубы, как писал, Т. Манн в „Иосифе“, не звучат, и никакие ангелы не поют (и „скрипки не рыдают“, добавим от себя), когда встречаем мы человека, которомуу столь многое суждено в нашей жизни переменить. Её механизм, странная логика становятся понятны лишь задним числом – и то далеко не всегда. 

       Но всё-таки можно и нужно посмотреть повнимательней. Судьба, во-первых, это время и место, когда родился человек. Это банально, очевидно, но всё именно так. Можно (говорим о России) родиться году в 1923 – 1924, то есть принадлежать к поколению, из ста представителей которого, как утверждают сводки военных потерь, в живых осталось не более трёх. А можно и в году этак 1980 – 1985 или ещё позже, и, Бог даст, всю жизнь провести в приобщении к благам современной цивилизации, в азартных потребительских забегах. 

       Во-вторых, это события, происходящие помимо воли и желания отдельного человека, события, в водоворот которых он оказывается властно вовлечён, и ещё те решения, которые принимают за него другие люди, на то, так сказать, полномочные. К примеру, родители вывезли 5-ти – 7-ми – 10-летнее дитятко из Советского Союза или уже из „новой России“ куда-нибудь на Запад, и вот уж отрок // отроковица подросли, им лет по 17 – 18 – 20, они неважно говорят по-русски, но очень хорошо – на туземном наречии, диплом им уготовано приобрести в местных образовательных учреждениях, равно как и на пенсии пребывать под опекой органов социальной опеки страны проживания; дети их, уж совершенно точно, по-русски говорить не будут и т.п. – Или началась война, пришёл „немец“, угнал девчушку „на работы“ „в Vaterland“; а потом „американец“ подоспел, влюбилася, вышла замуж (либо с голодухи), уехала в Америку etc. 

       И в первом, и во втором, и в N-ом по счёту примерах имеем дело с глубоко  случайными факторами – и в то же время по сути своей „объективными“, от вкусов, предпочтений  и желаний  нашего героя (героини) не зависящими. Судьба есть то или иное их распределение, их уникальная конфигурация. Не будем также забывать, что человек всё же наделён „свободою воли“ и хотя бы изредка это своё право – поступать по собственному разумению и выбору – реализует. Тогда на „объективные факторы“ наслаиваются ещё и плоды и последствия тех решений, которые индивид принял более или менее самостоятельно (или хотя бы не слишком протестовал, когда за него выбирали другие) – короче, „субъективное“. 

        Да, как можно было это забыть: случайность, эта „царица судьбы“ (и тогда характер – её „царь“): он и она случайно оказались за соседними столиками в кафе, разговорились etc.; преподаватель из приёмной комиссии МГУ, вдруг родом оказался из вашего города, взял и замолвил – бескорыстно! – за вас словечко и т.п. Её роль во многих случаях самая главная.  

       В любом случае получается весьма прихотливый узор, сверх всякой меры запутанное, необычайное, едва ли в чём предсказуемое сочетание, хитросплетение причин, следствий, обстоятельств, внешних воздействий, влияний, внутренних импульсов, побуждений и т.п., словом, этакий пёстрый и неповторимый „ковёр судьбы“, если угодно. 

       В общем, чего уж там мудрить: судьба – это просто жизнь человека, как в ней всё одно с другим соединилось, организовалось, что за что зацепилось, как всё переворотилось, а потом улеглось, потом опять закружилось-завертелось и вновь подуспокоилось („теория катастроф“ применима не только к истории Земли, но и к человеческой жизни тоже).  Судьба – это главным образом то, что делают с нами и нашей жизнью, „другие“, нас не спрашивая, то есть люди, среда, социум, эпоха и т.п.; судьба – это власть, которую имеют над нашей жизнью главным образом микроскопические, ничтожные, на первый взгляд, обстоятельства – особенно в мирное время. Во времена войн или революций всё, конечно, по-другому, там действие могущественных исторических сил, движение гигантских людских масс, подхватывающих песчинку-человека, но смотри тогда „Пункт первый“ – „Время и место рождения человека“.  

       Итак, жизнь – сцепление, соединение, последовательность событий, а судьба – когда пытаемся усмотреть, обнаружить в ней какой-то символический смысл.

*     *     *     *     * 

       Фатальная, непреодолимая, могущественная сила обстоятельств сегодня избирает своим орудием вполне заурядных, едва ли чем интересных личностей: тёщу, супругу, начальника, коллег по работе, случайных, совсем не обязательных встречных. В этом состоит отличие нашей жизни от античных времён. Тогда, если верить трагедиям, эта сила являла себя под маскою Рока, направлялась зловещей волею богов, то есть была представлена страшными, беспощадными к человеку, но, бесспорно, возвышенными понятиями, что не могло не оказывать жертве высокую честь. 

СУДЬБА 

       Здесь, в Вене, я „хер“ // Herr, однако же „Doktor“, „Professor“ (приучить „их“, „студенческий контингент“, к обращению „Михаил Юрьевич // Михал Юрич“ практически невозможно), а в Москве с доходом меньше „штуки“ я просто „гавно“...

 

 

Возврат к списку