Русский язык как иностранный
сайт Михаила Бордюговского
Последние статьи
02.01.2015
КЛИШЕ_ФРАЗЫ_ДИАЛОГИ
01.01.2015
КЛИШЕ_ФРАЗЫ_Ответы // Ответики (:-)))
Все статьи
Последние комментарии
Случайные фотографии
  • <p><strong>Рим. Форум (апрель 2010) </strong></p>
  • <p><strong>Рим. Монте Палатино (апрель 2010) </strong></p>
  • <p><strong>Рим. Форум (апрель 2010) </strong></p>
  • <p><strong>Рим. Форум (апрель 2010) </strong></p>
  • <p><strong>Рим. Форум (апрель 2010) </strong></p>
  • <p><strong>Рим. Форум (апрель 2010) </strong></p>
  • <p><strong>Рим. Монте Палатино (апрель 2010)</strong></p>
  • <p><strong>Рим. Форум (апрель 2010) </strong></p>
  • <p><strong>Рим. Форум (апрель 2010) </strong></p>
Все фотографии

Мысли и заметки

ОСНОВНОЙ   ИНСТИНКТ.   „БУДЬТЕ   КАК   ДЕТИ“

       Многие, особенно гуманитарии, откровенно признаются, что хоть убей не понимают, как и почему летает самолёт. Сходным образом совершенно неясно, почему, в силу каких причин вообще работает человек, зачастую весьма напряжённо и куда более предусмотренных законодательством сорока часов в неделю – помимо материальной нужды, разумеется, и необходимости обеспечивать себя и некий круг близких людей средствами к существованию.

       Человек, как и детёныш любого млекопитающего, рождается весьма жалким, слабым, беспомощным существом. Всё, что необходимо для жизни, он получает извне, чаще всего благодаря трудам и заботам родителей; получает, не прилагая к тому абсолютно никаких усилий, исключительно бесплатно, говоря расхожим языком, „на халяву“. И такое состояние длится минимум до 14–15 лет, у многих вплоть до окончания вуза, а у некоторых „избранных, счастливцев праздных“ сия младенчески безмятежная пора простирается и до тридцати лет, и до сорока; у особо одарённых, обласканных милостью богов, – до скончания земных дней.

       Таким образом, получается, что самые первые „впечатления бытия“, причём не только младенчества и раннего детства, но и отрочества с юностью (для многих выходцев из так называемых „нормальных семей“) связаны у человека единственно и исключительно с потреблением. А ведь, „впечатления“ эти, следы, оставляемые ими на первозданно чистой, девственно нетронутой „матрице“ души, как учил ещё д-р Фрейд, – они на всю жизнь и более, нежели какие иные последующие воздействия, определяют особенности внутренней жизни персонажа, его будущие поведенческие модели и жизненные ценности. В большинстве случаев едва ли какие последующие воздействия на „матрицу“ по силе, глубине и продолжительности могут сравниться с первоначальными ощущениями и знаками, оставляемыми „средой“, ближайшим окружением, микросоциумом.

       Выходит, вся последующая „трудовая деятельность“ – она против „основного“, с рождения формируемого инстинкта. Вот, наверно, почему многим из нас столь мучительна сама только мысль об исполнении трудовых обязанностей, вот откуда лень, недобросовестность, халатность, разгильдяйство – организм бунтует, сопротивляется, так как принуждаем действовать вопреки изначальным установкам. Опытом всей своей предшествующей детской и отроческой жизни менее всего предрасположено и подготовлено юное, вступающее в жизнь существо к тому, чтобы честно и добросовестно трудиться, в поте лица своего зарабатывать хлеб свой насущный. И уж тем более, заметим, отдавать, делиться, заботиться о тех, кто рядом.

       И тогда человек, всю жизнь не работающий (либо, по крайней мере, устремляющий к такому состоянию свои заветные помыслы), живущий за чужой счёт, всё только потребляющий и ничего от себя не отрывающий, ничего никому не дающий, – он просто исполняет ту программу, что была заложена в него в золотую пору детства и счастливые годы отрочества и юности. В чём-то такие люди своей верностью глубинной человеческой природе по-своему заслуживают уважения. – Кстати, заложена ли благодарность в природе человека? Исходя из предлагаемой нами „модели“, ответ также очевиден.

       И весьма характерно, что едва только появляется стабильный паразитический источник доходов, многие без особой внутренней борьбы возвращаются к младенчески безмятежному состоянию души: просто перестают работать, тем самым в точности исполняя завет Господа нашего Иисуса Христа: „Будьте как дети“.

       Парадокс. Загадка. Логический тупик. А предварительный итог следующий: потреблять, присваивать, брать – всё это изначально заложено в человеческой природе. Отдавать, делиться, помогать ближнему – скорее всего, нет.

       Тему инстинкта можно расширить, само понятие, хотя и в ином наполнении, использовать методологически, например, для характеристики наций и народов. В самом деле, если приглядеться, то откроется, что у каждой нации „основной инстинкт“ свой, особенный, отличающий и выделяющий её среди всех остальных. Нередко он совпадает с самыми „тёмными“ и дремучими стереотипами; есть, оказывается, и в них своя правда. Для русских это спиртосодержащий напиток крепостью в 40 градусов и халява, так как испокон веков „русский космос“, „русский мiръ“ основан на общинном, соборном начале, после 1917 г. принявшем форму „социалистического коллективизма“. Американцы – деньги и, не исключено, демократические ценности и свободы. Бразилия – футбол, карнавалы и, пожалуй, секс, испепеляющие страсти. Европейцы – комфорт (внешний, бытовой, и внутренний, душевный); уют, спокойствие, гедонизм крошечных, тихих, осторожных земных радостей.    

СОБОРНОСТЬ.   ПРЕДЛОЖЕНИЕ

       Всё-таки соборность применительно к былой русской жизни – не пустой звук. Ведь была же раньше на Руси подлинная религиозная жизнь: исправно ходили в церковь по воскресеньям и двунадесятым праздникам, вместе молились, на что-то уповали, нечто у Господа выпрашивали, и рождалось от этого меж собравшимися под сводами церкви некое особое чувство. Один из прекрасных знатоков русской старины, покойный ныне академик N. говорил (передаём по смыслу): церковный приход на Руси – это была особая людская общность. На службу в церкви собирались самые разные люди, но соединяла их незримая добрая сила. Например, ни для кого не было секретом, что такой-то вор, и сам вор знал, что нечист он на руку и все про него всё знают, и было это важно и для самого воришки, и для всей общины как целостного, здорового в нравственной основе своей организма. И тем более все знали, что, скажем, R. – праведник, благочестивый прихожанин.

       Вернёмся в наши дни. Так сложилось, что вот уже сколько-то лет подряд наблюдаю за жизнью небольшого (25–27 тысяч жителей) городка на российском Северо-Западе, далеко от Питера (км 200–220) и близко уже к Карелии. Экономическая основа его существования – это лес, в смысле „перетёр с кем надо – порешал вопрос – договорился – отстегнул – занёс (бабки) – проплатил – спилил – продал // толкнул – повторил цикл и т.д.“– впрочем, не станем облыжно никого обвинять, по документам наверняка всё в полном порядке. И вот что бросилось в глаза. Идёшь, например, по улице, видишь ухоженный особняк, немалый по стоимости коттедж, а рядышком почти всегда лесовоз. Чаще всего „Урал“-тягач (или КамАЗ), и ещё имеется устройство-кран для загрузки на прицеп освежёванных брёвен. Так, сразу ясно, к какому делу причастен хозяин дома, на какой, так сказать, „теме сидит“, из чего проистекает материальное благополучие его самого и всех его присных. И вот, собственно, моё предложение. Чтобы наше общество стало несколько более открытым, прозрачным, чтоб поменьше было у нас человеческой и социальной разобщённости, чтобы мы как-то немножечко больше знали друг о друге* – предлагаю у каждого выделяющего своей стоимостью жилища (скажем, от 500 тыс. долларов и выше) устанавливать некие стилизованные, условные изображения, скульптурные и иные объекты-символы, недвусмысленно указывающие на основной род занятий владельца и, тем самым, на источник его доходов. Здесь открывается немало возможностей проявить творческую выдумку и фантазию. Начнём с напрашивающихся образов и параллелей. Нефтяная либо газовая вышка, газораспределительный коллектор, трубопровод – тут всё ясно. Удостоверение / Визитная карточка сотрудника районной / городской / областной / краевой администрации, увеличенная до размеров полутора на два-два с половиной метра, – высокохудожественным данный образ едва ли назовёшь, но здесь мы стремимся более к ясности и точности, нежели к эстетическому эффекту. Фуражка с милицейской кокардой, жезл сотрудника ГИБДД, удостоверение инспектора пожарной охраны, сотрудника районной санэпидемстанции, районной / городской налоговой / торговой инспекции и т.п. – образы, едва ль таящие в себе что-либо неожиданное, но такие понятные, мгновенно узнаваемые. Финансист, банкир – изображения заграничных денежных знаков, а также российского рубля – конечно, всё это слишком „в лоб“, прямолинейно; эти достойные члены нашего общества заслуживают более тонкого обхождения, надо бы ещё подумать. Белый халат, фонендоскоп, измеритель кровяного давления, что ещё? – о работниках системы здравоохранения, наиболее успешных и удачливых из них, любимцах, баловнях Фортуны завели мы речь. Начальник тыловой службы полка / дивизии / армии, его регалии и знаки отличия; митрополичьи / епископские / архиерейские облачения (как вымолвить подобное?!); во всём его грозном величии, нравственной чистоте и суровой неподкупности – прокурорский мундир**; вариант: судейская мантия. Список, разумеется, может быть продолжен; приглашаем к сотрудничеству всех россиян, неравнодушных к судьбе Отечества.    

* Прощаешь и принимаешь человека чаще всего в том случае, если его понимаешь, первый же шаг к пониманию – знание о человеке, более близкое с ним знакомство.

       ** Июнь 2011 г. – скандал с „крышеванием“ прокурорами Подмосковья игорных заведений области в самом разгаре!

       Особая статья, по старинной, идущей ещё со времён Российской империи традиции, – инородцы, представители национальных окраин. С давних пор известно, что излюбленным их поприщем выступает торговля, то есть присвоение, рас- и перераспределение уже произведённого продукта. Подобного рода коммерция – субстанция тончайшая, едва ли уловимая и схватываемая в чувственно осязаемых, наглядных образах. Что приходит на ум? Десятирублёвая купюра, таинственным, алхимическим способом пресуществляющаяся, возрастающая в силе и славе до тысячерублевой / пятитысячной – и так бесчисленный „ряд волшебных изменений“ (А. Фет), проходящий по меридиану / параллели сквозь всю Москву / весь Петербург? – это уже знак целого сословия, коллективный образ-памятник. Здесь, вероятно, более подойдёт жанр инсталляции. – Не будем, однако, брать на себя излишне много; оставим нечто выпускникам художественных школ и вузов. Кому как не им, юной поросли, племени младому и дерзкому, воплотить в ярких, неповторимых образах господствующие стили и тенденции эпохи?                

       Эпилог. „Я начал шутя, а кончил истинной злостью“ (М.Ю. Лермонтов, „Герой нашего времени“ („Из журнала Печорина“)); читай: завистью к их высочайшей адаптированности, незыблемой укоренённости в нашем социуме. 

       P.S. Чуть серьёзней. Многие авторитетные исследователи утверждают, что „классовый подход“ при анализе современного российского общества не слишком плодотворен. Как ни анализируй, как ни выделяй, а „классов“ получается всего два, не более: „начальство“ да „простой народ“, „быдляк“ и „элита“, „Болотная“ да „Поклонка“, ну, ещё, может, тоненькая прослоечка из „середняков“. Куда ближе к истине представлять наше общество как состоящее из представителей различных сословий. Тут тебе и „государевы люди“, „служивые“ (чиновничество, армейские, служители правопорядка, судейские, прокурорские), и врачи, и труженики просвещения (школьное учительство, преподаватели вузов, сотрудники библиотек, музеев), и сфера торговли (+ сервис), и лица, занятые преимущественно физическим трудом, и, как в советскую пору, „рабочий класс“, „колхозное крестьянство“, коммерсанты, мелкие и средние предприниматели и т.д. Для каждого сословия характерна вполне определённая система ценностей и жизненных представлений, свой стиль мышления, особые „поведенческие модели“ и „реакции“, своя, что очень важно, корпоративная солидарность и этика.   

       И тогда, чтоб была полная „информационная картина“, чтоб сразу знать, с кем имеешь дело, нужно за каждым сословием закрепить особое его символическое обозначение и специальным законом обязать каждого российского гражданина к его ношению в любое время суток. Данные изображения должны присутствовать также и при входе в жилище (при въезде на территорию дачного / коттеджного участка), принадлежащих гражданину, устанавливаться на автомобилях и иных средствах передвижения, находящихся в личной собственности. Таким образом, будет приведено в соответствие и строгий порядок объективное содержание нашего общества и внешнее оформление среды обитания россиян. Наряду с чертами и выражением лица, общими повадками, стоимостью жилища, костюма и автомобиля данная информация станет неоценимым подспорьем, если необходимо выработать, например, общую линию и тактику общения с персонажем, особенно при первой с ним встрече. И тогда вся Россия будет как один большой церковный приход.

ВОПРОШАНИЯ

       Фраза из аннотации к роману Б. Акунина „Квест“: „Читателю предлагается необычная возможность – разгадать вместе с героями одну из  ГЛАВНЫХ  ТАЙН  человечества…“. – Не подлежит сомнению, что для разгадывания подобных тайн необходимо в первую очередь корректно сформулировать ряд вопросов и затем, по возможности, дать на них правильные ответы. Итак, в случайном порядке:

       (1.)  Существовал ли Иисус Христос? Если да, то действительно ли Он совершал чудеса, описанные в Евангелиях, и произносил именно те речи, что приписываются ему евангелистами?

       (2.)  Первые мгновения существования нашей Вселенной, то есть Большой Взрыв и вызванные им процессы вплоть до тех, что разворачиваются и по сию пору, – соответствуют ли рассказы, описания физиков, астрофизиков, иных учёных подлинной картине событий?

       (3.)  Происхождение человека – действительно ли от некоей ветви человекообразных обезьян, одно время существовавшей параллельно с той, что в конце концов породила нынешних приматов? Или же и впрямь из праха и глины вследствие акта Божественного творения? – см. Библию, книга „Бытие“. Либо человек всё же продукт сознательной / экспериментальной / случайной / побочной деятельности представителей так называемых „внеземных цивилизаций“?       

       (4.)  Четыре знаменитых философских вопроса И. Канта, то есть вопрошания на высшем, предельном уровне абстракции:  (i)  „Что я могу знать?“;  (ii)  „Что я должен думать?“;  (iii)  „На что я могу надеяться?“;  (iv)  „Что есть человек?“. – Сюда же, конечно, приплетаются и всякие прочие глубокомысленные „интеррогации“: „Кто мы? Откуда мы? Куда мы идём? Для чего живёт человек? / В чём смысл человеческого существования?“ и т.п.

       (5.)  Что есть базовый, основополагающий элемент мира, из которого всё следует, вытекает, которым всё сущее в мире определяется и поддерживается? В чём его суть? Какова его природа, субстанция? Где и чём это самое „архэ“, то есть „самое главное“, „архиважное“? – Поисками ответа на этот вопрос, собственно, и занята философия с древнейших времён.

       Список, безусловно, открытый, вполне может быть расширен и дополнен. К примеру, несколько понижая уровень абстракции, отправной точкой для каждой науки в её саморефлексии является выявление, идентификация своего собственного, специфического „архэ“. Вот, допустим, всё та же русская история. В.О. Ключевский считает, что её основным „мотивом“ и фактором была колонизация, то есть освоение русским народом обширнейших пространств поначалу европейской части России, а затем и Сибири; распространение и внедрение на всех этих территориях сугубо „русской цивилизационной модели“. Кто-то, наверное, скажет, что основной смысл, „духовный нерв“ российской истории – это укоренение в народной жизни нравственного закона в его православном изводе, утверждение на русской земле православного миропорядка, и тоже по-своему будет прав. Мы же, по нашему ограниченному разумению  и историческому неведению, полагаем, что русский народ, как никакой иной, проявил себя по части взаимной вражды и самоуничтожения. Как ни больно об этом говорить, но нигде, наверно, не случалось столь многочисленных, безумных, кровавых междоусобиц, гражданских войн и „внутринациональных“ конфликтов, как на просторах нашего богохранимого и богоспасаемого Отечества, нигде и никогда этот процесс взаимного истребления не приобретал столь протяжённых в веках, неизличимо-хронических форм: „Кровавый пар столбом стоит над Русью“ (М. Волошин, поэма „Русь“)*. Меня, например, всегда удивляло, почему это известный принцип „Общественная жизнь есть война всех против всех“ был сформулирован каким-то там англичанином Томасом Гоббсом, ведь он в России никогда не был и уж тем более не жил. Откуда набрался этакой мудрости? Откуда взялась у него сия горькая и беспощадная жизненная правда?

* А сегодня что-нибудь вроде „Дух алчности, безудержной наживы // Царит в Великом княжестве Московском... 

       Что есть „архэ“ для лингвистики, служению которой пишущий эти строки посвятил не один год своей жизни? Скорее всего, выяснение и описание, какое значение посредством какого „иероглифа“ / сочетания „иероглифов“ выражается, и как изменения в значении, пусть самые незначительные, ведут к изменению во внешнем облике „иероглифов“, вызывают к жизни иные, отличные от прежних сочетания „иероглифов“. Словом, дихотомия „Означаемое – Означающее“ во всей сложности, запутанности взаимоотношений её членов.

       Химия – „выявление, объяснение внутренней сути вещей, что позволяет впоследствии эту суть изменять“ – вновь воспользовались фразой из романа Б. Акунина „Квест“; именно эта книга находится в данный момент (июнь 2011 г.) на прикроватной тумбочке у авторского ложа. 

ГУМАНИТАРНАЯ   ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ

       „Гуманитарная интеллигенция эпохи „дикого капитализма“: на лицах одновременно запечатлены духовное богатство и нищенский уровень доходов. Интересно, чего больше?“ (Из „Коротко“)

       Чего ж всё-таки так мало платят-то? Должно быть, есть резоны. В профессии остаются люди, работающие исключительно „за идею“, из любви к отечественной культуре, словесности, прочей „духовности“. Государственная забота о „чистоте рядов“, заслон на пути „буржуазного перерождения“: если б большую положили зарплату, в профессии было б полно хитрых, ловких, пронырливых людишек, озабоченных единственно матерьяльным интересом. А так в „сфере духа“ подвизаются едва ли не „святые“, „блаженные“, бескорыстные (беспомощные – ?) труженики; романтики, мечтатели, идеалисты, видно, как-то по-другому ей не сохраниться. Залог и впрямь – никаких „случайных людей“, ни малейшего жлобства и потребительства – даже близко! В „сфере духа“ – никаких стяжателей, разве что Духа Святаго!

       В общем, не знаю, как там раньше, в „легендарные“ „конец 19-го – начале 20-го“, а сегодня дополнительный критерий „интеллигентности“ ещё и такой: „Интеллигент – это бедный человек“, то есть „Интеллигент – это образованный человек, отличающийся крайне низким уровнем доходов, но несмотря на это честно и добросовестно исполняющий свои обязанности“ (вероятно, оттого что „совестливый“, „не ворует“ – „нравственный закон“ не дозволяет; или „не умеет“ / „нет возможности“). В самом деле, ну какой интеллигент, допустим, репетитор-препод иностранных языков, берущий евро по 50 (а то и больше) за занятие? „Эффективный менеджер“, „успешный“ „индивидуальный предприниматель“, глубоко „востребованный на рынке образования“, предоставляющий „соответствующие // профильные услуги“, ещё как-то, но только не „наследник традиций“ той самой „интеллигенции“, правда?

       И вот ещё что любопытно: по степени корыстолюбия и жадности, по неуёмности материальных аппетитов в верхних строчках списка, наряду с пресловутым чиновничеством, с какими-нибудь прокурорскими, судейскими, „мафией“ и „ворами в законе“ стоит, как ни странно, наша „образованщина“,  „совремённая российская интеллигенция“, опять же наследница (хотя бы формально) той самой, легендарной „конца-начала 20-го столетия“. Не вся, конечно, а в первую очередь те её славные представители, что формируют административно-управленческий аппарат вузов. (Разница в доходах сотрудников администрации вузов и рядового профессорско-преподавательского состава – в десятки и сотни раз). И наживаются, обирая в первую очередь „своих“, обычных преподов,  „доцентов с кандидатами“,  „ботанов зачуханных“. Все прочие неправедно обогащающиеся – в основном „чужих“: „откатчики“ и „распиловщики“ госбюджетов – „всё население страны“ (потенциально), торгаши – покупателей,  ЖКХ – насельников „жилого фонда“ etc.

О   СЧАСТИИ_1

       Как, однако, всё просто: вообразить сценарий* и затем ждать либо прилагать некие усилия к его осуществлению – так, чтобы „жизнь“ с ним совпала; лучше всего, полностью и без промедления (credo совка: „здесь и сейчас“, „всё и сразу“), короче, режиссировать процесс.  И, пожалуйста, ты уже счастлив… В этом и состоит важнейшее для нас из всех искусств – „искусство жизни“. Наверное, в каком-то высшем смысле искусство (как синоним мечты, фантазии) неотделимо от жизни и, более того, стоит выше последней (если человек ощущает себя „мерой всех вещей“). Наивысшие точки совпадения наших ожиданий и поведения „жизненной материи“ и есть счастие, но явления их, из опыта известно, крайне редки: рождение ребёнка, сошёлся дебет с кредитом (это для финработников), далее каждый может продолжить в соответствии со своими понятиями о прекрасном и желаемом. Вот, собственно, и всё.

* Не должно быть никакого сомнения, что „Весь мир – театр“, а люди в нём не только актёры, но ещё и сценаристы, сочинители диалогов, режиссёры-постановщики (едва ли не в первую голову! субъективно для многих из нас – роль самая важная!);  а также костюмеры, декораторы, осветители etc.; в сумме исчерпывающий набор социальных ролей и масок. И если так, по-человечески спросить, чего многие из нас больше всего желают, наиболее искренний и честный ответ будет, наверное, таким: „Нет, ни любви, ни славы, ни богатства – нет! Более всего – рулить, жёстко навязывать волю свою окружающим, чтоб всё было как я хочу, чтоб всё от меня зависело, всё мне подчинялось, чтоб хотя бы одно существо полностью было в моей власти“. Многие видят в этом едва ли не главное доказательств того, что они действительно существуют, тем более, что их числят  „крупными игроками“. – Что ж, это ещё один весьма любопытный мотив человеческого поведения: дать знать, отправить „Urbi et Orbi“ послание, этакий месседж, что я, мол, несомненно пребываю в этом мире, и в отражённом сигнале увидеть подтверждение: да, моё бытие объективно и значимо не только для меня одного. Для „хорошего“ душевного самочувствия необходима ещё и стойкая, периодически подкрепляемая уверенность, что моё присутствие в этой жизни имеет и для многих людей, для всего Божьего мира некое непреходящее значение. И сам я есть часть, элемент Целого, без которого жизнь, бытие, развитие этого Целого попросту невозможны – что-то вроде (отдалённо) „Без меня народ неполный“ (Е. Евтушенко).** В самое последнее время возможности для этого неслыханно расширились: „Одноклассники“, „Фейсбуки“, „ВКонтакте“ и проч. Ведь в сущности соцсети – едва ли не то же самое, что прежние „Киса и Ося были тут“ или, как вариант, „Посетили грешные Серафим с Прасковией. Дивны Божии дела“ (Где-то у Бунина; кажется, запись, оставленная паломниками в монастыре; сама обитель расположена в необычайно красивом месте, вид от стен – живописнейший и умиротворяющий. – Тут ещё, правда, к Богу с уважением и любовью, а о себе – как и подобает христианину). – Итог: всё, что под руку не подвернётся, подчинено людскому тщеславию и стремлению играть некую сверх меры важную роль.        

       ** Или же: „Русский, приученный с самых молодых лет считать русских за народ первый в свете, почитает самого себя членом необходимо нужным в составе непреоборимого государства“ (Источник: „Краткие замечания о свойстве и составе русского войска, сочинённые английским офицером сэром Робертом Вильсоном“. –  СПб., 1812)

О   СЧАСТИИ_2

       Как человек, я был счастлив всего раза 2–3 в жизни (возможно, и того меньше, и весьма непродолжительное время). Как папарацци, фотограф – значительно чаще. Понятно, в чём дело: счастье папарацци зависит в первую очередь от него самого, ну, ещё от характеристик его камеры. С человеческим счастьем всё куда сложнее, поскольку, согласно известной психотерапевтической максиме, „Я пришёл в этот мир не для того, чтобы оправдать твои ожидания (читай: сделать тебя счастливым, исполнять твои желания, прихоти)“. Вот поэтому люди друг другу, каждый человек каждому – очень редко подушки, одеяла, плюшевые зайчики, белочки и проч., а всё больше „беззаконные кометы в кругу расчисленных светил“ (А.А. Блок),  да и „светила“ в нашей жизни тоже ведут себя чёрт знает как. Вот и будь тут счастливым... Как говорится, твои проблемы... Опять крутиться, изворачиваться, шустрить... Опять всё как в жизни...

СОФИЗМ_2  (Софизм_1  см. в „Коротко“) 

       Если предположить, – плевать, что механистически, вульгарно; экая сложность – человечишка! – что добрые,  „светлые“ мысли и чувства по отношению к другим людям и, соответственно, тёмные, злые  (а)  возникают у всех без исключения людей (что похоже на истину)  и  (б)  рождаются приблизительно в одинаковых пропорциях и объёмах (такова человеческая природа!), причём происходит это спонтанно, независимо от нашей воли и желания, то что у нас получается? Злой, недоброжелательный, нехороший человек – это тот, кто спешит как можно скорее от этих недобрых мыслей и чувств избавиться, выплеснув их вовне, на окружающих. А добрый – это тот, кто не выплёскивает, всё „тёмное и злое“ держит в себе, под спудом. Но если учесть ещё, что образование всевозможных мыслей и чувств, как „хороших“, так и не вполне – процесс постоянный, то количество, объём „зла“ в добром человеке неуклонно увеличивается, а добра уменьшается, поскольку в силу каких-то не до конца понятных особенностей внутреннего мира он периодически канализирует рождающиеся в его душе светлые чувства во внешний мир, направляет их на ближних, вообще на всех, кто только ему под руку подвернётся. Тогда в целом что собой представляет „добрый человек“? Это неизменное (либо постоянно убывающее) количество „добрых чувств“ и постоянно увеличивающееся – „злых“. А злой человек – у того всё наоборот. Он практически свободен от внутреннего зла и тьмы, поскольку незамедлительно их из себя выводит, постоянно занят самоочищением организма. И есть даже шанс на то, что со временем он станет вдруг добрым и хорошим. Классический пример: разбойник и душегуб Кудеяр из русской народной песни: „Вдруг у разбойника лютого совесть Господь пробудил“. Долгие годы творил зло, проливал кровь „честных христиан“, и в то же время в нём подспудно копилось добро и, наконец, подобно вулкану, протуберанцу, вырвалось наружу. Получилось мгновенное, фантастическое  преображение – это и называется Господь чудо явил. Обратные примеры также хорошо известны и, к сожалению, гораздо более частотны: образцовый сотрудник, примерный семьянин, человек мягкий, приветливый, доброжелательный, готовый всегда прийти на помощь и проч. – и вдруг такое выкинет…

       Итак, добрый человек – он внутри злой, в нём всегда больше зла, чем добра. Аналогично, злой человек – носитель куда большей массы добра, нежели добрый. В определённый момент и тот и другой могут оказаться в точке преображения и перехода в собственную противоположность.

ЗЕМЛЯ   И   ЗВЁЗДНОЕ   НЕБО

       Как нет ничего более возвышенного и прекрасного, чем звёздное небо, так и нет более захватывающего зрелища, чем Земля из окошка самолёта с высоты в 10 тысяч метров. На ней тоже свои созвездия, сложные, причудливые расположения светил, сочетанья вселенских стихий, прочитываемые как мистические, сакральные символы и знаки. Да, и на Земле, когда смотришь на неё с большой высоты, всё полно символических, сокровенных смыслов и предначертаний. 

       Духи неба смотрят на Землю и воображают свою мифологию и легендарную историю, своих богов и героев, как когда-то делали люди, обращая свой взор к небу.

       Во всём, что только ни открывается взору человека, склонен он видеть некую символику, метафизику, мифологию. Такова его вторичная, духовная,  „семиотическая“ природа. И обитатели неба – ангелы, херувимы, серафимы, прочие бесплотные существа – в этом отношении, немногим, должно быть, отличаются от людей. Более того, земного, физиологического естества у них не имеется, следовательно, обладают они лишь идеальной,  „символической“ природой. То есть они там все сплошь духовидцы и визионеры и подвластны им такие образы и видения, какие нашей скромной земной фантазии и не снились!  

       Как было бы интересно посмотреть и почитать, что они прозрели, какие неизъяснимые тайны и мистерии провиделись им за внешней оболочкой земных вещей! – После смерти души праведников возносятся на небо, и тогда, должно быть, им и открывается история Земли, какой её увидели ангелы из своих горних сфер.

*     *     *     *     *

       Западная Сибирь из окна пассажирского лайнера – как гигантская пустыня Наска: те же таинственные, загадочные лики, неведомые знаки, волнистые, изогнутые линии (бесчисленные реки), кружки, овалы, прямоугольники (вырубленные лесные делянки, скорее всего), взлётно-посадочные полосы инопланетных кораблей, дороги, тянущие на сотни километров, ведущие неизвестно куда, теряющиеся в лесных дебрях (очевидные свидетельства существования в далёком прошлом (или не в столь?) иной высокоразвитой цивилизации – на тысячи вёрст кругом ни одного населённого пункта); невероятные создания, животные и люди, видом и формою столь же причудливые и завораживающие, что и облака в небе; древнейшие пиктограммы, кружевная вязь речных извилин, похожая на тайское письмо (местами проступает и санскрит) и множество иных диковин и чудес.

КАК   НИ   СТРАННО…  

       Вот ведь какая штука иногда получается: в некоторых случаях мечты, иллюзии,  „сны золотые“, навеваемые искусством либо религией, и в самом деле удерживают людей от дурных поступков. Человек понимает, что, совершив нечто недостойное, внутренне станет уже иным, в частности, уйдёт способность эти „сны“, иллюзии воспринимать, на них откликаться, иметь к ним вкус, ценить их тонкость, изящество, возможно, даже самому нечто подобное изобразить,  „навеять“, так сказать. По-видимому, эта его черта, такая его особенность ему дорога. Утратив её, он не будет более ощущать себя столь культурной, высокодуховной и достойной личностью. И это невесомое ощущение, нежелание потери останавливает его у опасной черты.

        Ну там, я не знаю, пришёл в филармонию – загодя, без спешки, чтоб не сбиться с настроения, оделся поприличней; возможно, заглянул в буфет, прошёлся чинно, полюбовался интерьером, поглазел (слегка, осторожно) на публику, устроился поудобней, прослушал, восприял нечто возвышенное, со спутниками обменялся парой фраз, далёких от повседневности, от суеты, поделился „эстетическими переживаниями“,  „лирическими ощущениями“; потом ехал домой и приятно было, что-то смутное, неопределённое, но явственно доброе, светлое как-то переливалось, нежно пульсировало в душе. В общем, приблизительно так. Как ни странно, есть в конце концов и такие люди.

САМОУБИЙСТВО.   САМОУБИЙЦЫ

       Возможно, самоубийцы хотели от жизни слишком многого и потому слишком близко подошли к её сокровенной сути, к её тайной сердцевине – чтобы взять, вырвать, попросить. Заглянули, увидели, узнали то, что обычным смертным знать не положено*.

       И тогда жизнь их ликвидирует, “убирает“, как нежелательных свидетелей – иначе проболтаются, раньше времени раскроют её тайну. Или – проще – попали в какую-то непонятную выборку, в какой-то злополучный список, получили от жизни “чёрную метку“, приказ о самоликвидации, как какие-нибудь секретные агенты, и не посмели ослушаться.

       А жизнь, действительно, есть пожирание, утилизация, переработка актуально, в конкретных, законченных формах уже отлившегося, состоявшегося, существующего ради появления каких-то неявных, непредсказуемых форм будущего, лишь обещающего стать чем-то или кем-то более или менее определённым, целостно, окончательно воплотившимся.

       Короче, через самоубийство и самоубийц, через загадку их смерти – по крайней мере, теоретически – подбираемся к тайне жизни.

       * Вот отчего, кстати, добровольный уход из жизни любого человека – что великого, что самого обыкновенного – всегда неразрешимая загадка. 

 

Возврат к списку